Группа Каталог (Свердловск)
КАТАЛОГ > Публикации и интервью > Интервью с Николаем Новиковым

Интервью с Николаем Новиковым

(Николай Новиков - звукорежиссер, который делал последние студийные записи группы "Каталог" в 89-90 гг.)

— Добрый день, Николай. Вопросы свои я озвучивал в письме - интересно узнать и про запись, и про то, как вы познакомились, и что записывали, и как все это происходило - ведь 8 месяцев срок большой?...

— Ну да, это осень, зима и весна 89-90-го года. Как познакомились? Я когда-то несколько лет своих потратил на то, что купил пульт, 2 магнитофона (ну, были относительно этого какие-то свои планы, интересы) - довольно долго, года два на это работал. А у них во ВНИИТЭ (была такая система) работал Олег Озеров. Сейчас он отец Матфей, монах. И Олежка говорит - "А чё, Саню Сычева запишешь?" А у меня ж тогда к ним пиетет был какой-то некий...

— А в принципе, они как, на тот момент известны были?

— Они были известны, да. Но они были, знаете, такие - рассыпчатые. Андронов, Мезюха - то они собирались,то не собирались. "Два на два", кстати, это, наверное, перед нашей записью последний прилично записанный альбом был. И вроде как я согласился: "Давай, посмотрим". С Санечкой мы как-то встретились, и сразу образовалась взаимная симпатия. Ну, и давай-вперед.
Происходило как? Если помните, это было время, когда были табачные проблемы. Табачную проблему решил Саня. То ли тогда денег ни у кого не было, то ли еще что. (Ну, денег-то точно не было.) Еще Санька приносил какое-то повидло, аргентинское. У него был тесть (тогда он был еще жив), и Саня брал оттуда коробочку повидла, называлось оно "Салса де Гуайява". Ну, вот - ели это повидло, откуда-то он "Беломор" доставал, потому что я не то, чтобы не работал, я эти 8 месяцев только вот этой записью и занимался. Так вот - питались, курили "Беломор" и, мне кажется, очень плодотворно записывались.
Названия вещей я не помню. Но что Саня хотел, то и записали. Я помню, самая последняя вещь была - это "Игра без правил". Сделали 2 почти одинаковых варианта, "на раз", без наложений, без всего. Мезюха, Сычев на гитарах - и я за пультом немножко подруливал. Основная запись уже вся закончилось тогда. Я уже и "рабочку", - все бобины с записями, их целый кулек накопился за это время - отдал, насколько я помню.
А сколько вещей было - я не помню, потому что всем процессом рулил Саша. Но вещей 15, насколько припоминается, мы записали. Саша очень внимательно относился к звуку - обратили внимание на записи, гитарка такая "сухая", сухо записанная? - вот, это его было требование.
О, вспомнил эпизод забавный!...
Ну, не секрет, что мы выпивали. У Сани была тогда такая идея - он называл эту идею "Акт Гуманизма". Идея состояла в чем: "Покупаешь ящик пива, - а тогда еще и пиво в дефиците было, - покупаешь пару лещей, колбасы, и на любой попавшийся адрес любой точки страны посылаешь". И однажды Акт Гуманизма я словил. Мы с Сашей как-то напились, и я думал, что мне это снится, что ящик пива мне кто-то в квартиру занес и так его и оставил. Нет, ничего, я утром просыпаюсь - натурально, ящик пива, какая-то колбаса, Сычева нет. Вот так Акт Гуманизма и состоялся - по Сашиной терминологии.

—То есть, это он притащил и ушел?

— Да, да. То есть, случались порой вот такие вот штуковины. А в целом, я ж помладше был, и я относился к этому легко. Для меня это было не жизнью, а так, просто развлечением. Сашка вел себя вроде тоже легко, так что я уже потом понял. что для него это все было очень серьезно. То ли от тактичности своей - ведь при том, что он вроде бы стебок, он был очень тактичным человеком, - видимо, меня решил не напрягать. Я уже потом понял, что для него это очень серьезно. Ну, а вообще работалось легко - очень было прокуренно, аргентинское повидло, и запись.
А потом Саша съездил в Москву с рабочкой - и, похоже, ему там что-то такое сказали, что сильно его расстроило.

— А он в какое-то конкретное место съездил?

— Я не знаю, я как-то не расспрашивал. Там уже попер капитализм, а поскольку у меня и жена моя бывшая, да и не бывшая, и дочь - то надо было уже зарабатывать. То есть, мы запись сделали, а дальше уже всё, я отключился.
Кстати, он нашел мне людей, которые у меня купили и пульт, и магнитофоны купили. Сейчас я бы не стал аппаратуру продавать, я б даже счастлив был, чтобы у меня это дома стояло. А тогда - вот так легко принимались решения.
Вот такие вот удивительные истории.
А Санька, как он съездил в Москву, то думаю, что сильно загрузился. И потом спустя какое-то время мне звонит Лена Сычева и говорит: "Коля, Саша неадекватен". Я тогда как-то и не понял - ну, ладно, ну, случилось что-то у них. А на следующий день Саша умер.

О, еще нюанс вспомннился!
Записали мы эту вот "Игру без правил". сидим, выпиваем пива. И что-то там за андерграунд разговор, я Саньке и говорю - "А слабО написать песню "Звезда андерграунда"?" Он в ответ - "О, слушай - это же непримиримое противоречие: звезда и андерграунд!" В общем, у меня прямо на печке записали, что надо такую песню сочинить. Но вот песню он написать не успел.
А вообще у Сани все легко получалось - когда ему что-то нравилось, он сразу приносил и текст, и аранжировку. Это удивительно.
А вот, кстати, про то, что они арт-рок когда-то играли. Я спрашиваю: "Сань, так вроде как вот с этим?" А он очень любил простые формы на самом деле. Я говорю: "А зачем играл?" Он: "Ой, говорит - с таким, как говорится, неудовольствием!..." :) А они с Женей Никитиным ведь тогда такие мохры считались! Вот он такой уступчивый человек. Себе на уме, его невозможно было согнуть со своей линии, но при этом уступчивый - такой вот удивительный тип человека. Но, это, конечно, мое его восприятие.
А еще ему тогда нравилась группа "Чайф": "Так просто! - говорит, - То, что надо!" Я спрашиваю: "А как же ты тогда играл все это?..." Говорит: "Как-то с неудовольствием, и с трудом". Это почти дословно. "С трудом" - это дословно, а "с неудовольствием" - он как-то иначе выразился, но смысл был имено такой.

— А я удивлялся этому моменту - спасибо, Вы разъяснили. Просто немного непонятно было, как так - человек играл какие-то сложные вещи, и вдруг переключается на совсем простые.

— А вообще, человек он увлекающийся, и у него как-то легко все получалось. Внешне легко - что у него там в душе творилось?... Видите, во-первых, я все-таки лет на 5 моложе, потом, он влетел, знаете, такой радиоактивной молекулой в мою жизнь, и на некоторое время скрасил ее - жилось и весело, и задорно. И со стебом, и с "Беломором", и с повидлом - здорово.

Славу Андронова я видел 2 раза в жизни. Он возраста моего брата, то есть, на 8 лет меня старше. И у нас, по-видимому, взаимная симпатия возникла. Но почему он не хотел участвовать никак в записи? Видимо, он принял принципиальное решение, что он отходит от всего этого, как я понимаю. Мы общались в основном с Сашей. Приходил Андрюшка Мезюха на некоторые вещи, приходил Макаров на пару вещей - и тут же уходили. А с Сашей мы плотняком сидели. Вещи - стопроцентное наложение везде. Там немножечко драм-машинка, немножечко клавиши, все очень тонко. В какой-то вещи мы со скоростью поиграли, сделали фиддл - Саша играл на гитаре смычком, а потом мы запись ускорили вдвое, вот и получился такой звук. В принципе, интересно получилось.
Песню "Домашняя утка" писали долго - она Сашке нравилась. А я же, со своей стороны, выходил с утречка на этюды с магнитофоном "Электроника" записывать всякую крикливую живность с последующей компоновкой всего этого безобразия с пластиночными записями птиц (были такие выпуска фирмы "Мелодия"). Гитара в проигрыше - инструмент работы свердловского мастера Виктора Новикова, очень приличный инструмент, с мастером я не знаком, к сожалению.

Еще приходил такой Стасик, в драных штанах, он у них играл на клавишах пару вещей, не помню. По-моему, "Хэмингуэй" был записан с очень навороченными клавишами.

— Это не Чиба который?

— Я не знаю, Стасом его называли.

С Ольгой Таланцевой, когда ее вещи писали, у них с Сашей творческие перепалки были постоянно - как петь, как правильно вокал строить. Но в это я не лез, это их дело. Моя задача - чтоб гитара хорошо была записана. Кстати, акустику ведь очень сложно писать.

— Да, я представляю этот процесс. А в ваших условиях это и вообще-то сложно было делать....

— Ну, как раз условия-то, я считаю, у нас были хорошие. Почему - стенки из бруса, потом дранка, а потом штукатурка. Видимо, гасился звук все-таки. Потому что я читаю разных ребят, как они писались в панельных домах, при этом возникал комнатный эффект - а у нас вообще не было ничего!

— А вы прямо в деревянном доме записывались?

— Ну, да - барак такой двухэтажный. Соседка моя была очень простая, но она терпела, по крайней мере, всю первую половину сессии, когда рядом жила. На вторую половину сессии она уже съехала - получила квартиру. Тогда мы писались уже в 3х комнатах. И 2 балкона было больших. Не знаю, мне как-то в кайф было. Сашка-то к этому по-серьезному относился. А сейчас вот оказалось, что все это - явление культуры. Мне, кстати, очень приятно было, когда я сайт "Каталога" смотрел, что Ольга Таланцева меня помянула, вот просто так - взяла девчонка, и помянула, вот и молодец, спасибо ей.

Еще момент забавный вспомнился. Приезжал Женя Никитин, клавишник. Сашки не было Сычева. У меня соседка выезжала как раз. Они как дали с Мезююхой копоти, на птичьем языке! Ну, Мезюха-то на птичьем языке поет, но хорошо - громко, правильно, нахально! Пили мы шампанское, почему-то в этот раз именно шампанского хотелось. То Мезюха, то Женя Никитин ходили за шампанским. Выпито было немеряно. Это было уже ближе к концу нашей записи. А ведь Женя Никитин-то ведь тоже стебок. Лавка винная тогда находилась на улице Декабристов. И Женя, напившися, как-то и говорит: "Это шо такое - ДК "Пристав"?" Так он эту улицу обозвал. В общем, оттянулись они по полной программе, видимо, и весь двор (это в районе Автовокзала, там несколько бараков двухэтажных) нас тогда слушал - слышно было далеко на улице. Но ни единой претензии за 8 месяцев не было. То есть, народ там жил простой, но душевный. Вот такие воспоминания.

— Еще я хотел спросить - Вы сказали, что Володя Макаров, тоже где-то недалеко от Вас обитает?

— А он у меня через дорогу тут, дисками торгует.

— Я просто о нем узнал только, когда стал расспрашивать про песню "Вовчик" - слышали такую ведь?

— Да, мы ее записывали, она была, да.

—Это, кстати, не ваш вариант на сайте?

— Нет, нет, моих записей на сайте две - "Просто не могут" и Оли Таланцевой "Я сплету венок". *) Там есть еще какая-то вещь, я ее послушаю попозже - относительно нее я не очень уверен. Вроде завалы на пленке знакомые - пленка-то была разная очень. Потом-то уже мы Агфу нашли, а сначала писали на советскую пленку. И вроде по завалам и по звучанию - как-то похоже на нашу запись.
А с Вовчиком мы тогда записывали песню "Обеспеченная старость". Вовчик Макаров, видимо, уже тогда сторонился всех этих вещей - он пришел, с первого дубля на банджо сразу все отбил и тут же ушел. К сожалению, никаких этих записей больше не осталось. А было бы, конечно, интересно их снова послушать. Потому что, в принципе, сработали-то мы неплохо. Мы - это не имеется в виду я, - ребята, они выше всяких похвал, там все в порядке. Ну, и видимо, сама запись получилась хорошая, потому что какой-то человек, по-моему, из "Апрельского марша", со мной на эту тему говорил...

— Не Сергей Наумов?

— А, Сережа, барабанщик? Нет, какой-то... "Папашка" у него погоняло было. **) Мы тогда у Ольги Таланцевой сидели. И вроде какое-то такое полусерьезное было предложение, что вот не хотел бы вроде ты нас записать? А там уже цифра пошла. Но я сказал: "Нет, ребята, уже все - мне надо зарабатывать, надо уже профессией заниматься". Вроде бы им запись наша понравилась, потому что сработали-то мы неплохо. И очень жалко, конечно, что сейчас этой записи нет. Но я, что мог, со своей стороны сделал. Было бы очень интересно, конечно, если бы вдруг когда-то она все-таки отыскалась.

Ну, вот, в основном, рассказал, что помню. Если еще что-то вспомню - свяжемся, расскажу. Надеюсь, что хоть немного помог пополнить копилочку сайта.

Беседовал Сергей Коневских.


*) Из письма от Николая Новикова:
Я наконец-то прослушал все песни, размещённые на сайте. Вот перечень песен с сайта, которые записанны А. Сычёвым у меня дома:
— "Вы дома"
— "Домашняя утка"
— "Игра без правил"
— "Мне просто не интересно"
— "Монополия"
— "Народ - дурак" (банджо - В. Макаров)
— "Обеспеченная старость" (был еще вариант с банджо, может, где-то бродит)
— "Просто не интересно"
— "Просто не могут"
— "Страна, в которой никто..."
— "Я наконец-то..."
— Песнь О. Таланцевой.

Таким образом, потерялось 3-5 вещей.


**) Из письма от Ольги Таланцевой:
Доп.информация: "Папашей", "Папой" в "Апрельском марше" звали Игоря Гришенкова.

Сообщества:
Каталог в ВКонтакте
Каталог в ЖЖ
Группа Каталог (Свердловск)